"Но, прибыв в Москву, высокие договаривающиеся стороны принялись кочевряжиться. Премьер Саррадж наотрез отказался не то что разговаривать, но даже сидеть с Хафтаром в одной комнате. Министры обороны и иностранных дел России и Турции, вместо того, чтобы вместе с ливийцами вырабатывать соглашение о разведении сторон, несколько часов переговаривались друг с другом. Российским и турецким дипломатам пришлось курсировать между комнатами в мидовском особняке, где расположились разные ливийские делегации.

Через восемь часов этой челночной дипломатии Сергей Лавров сообщил, что представители ПНС "согласовали" совместное заявление, а Хафтар взял тайм-аут до утра. Однако утром выяснилось, что маршал с приближенными покинул Москву, так ничего и не подписав. Как сообщают зарубежные СМИ, Хафтар требовал допустить его войска в Триполи и сформировать там правительство национального единства. Показательно, что Турция, которая "курирует" ПНС, продемонстрировала, что способна контролировать Сарраджа в куда большей степени, нежели Москва, клиентом которой считается Хафтар.

Напомню, что маршал неоднократно посещал Россию, вел переговоры в отечественном военном ведомстве. В прессе были сообщения, что наша страна поставила ЛНА вооружений на сотни миллионов долларов. СМИ неоднократно писали, что в Ливии воюют сотни российских наемников из частной военной компании "Вагнера", и даже — что там в качестве советников находятся российские военнослужащие. И вот при такой поддержке Хафтар демонстрирует полную независимость от Москвы, позволяет себе игнорировать ее ясно сформулированное пожелание. В результате вместо триумфа получился полный афронт.

При этом следует иметь в виду, что нынешний приступ миротворческой активности вызван тем, что после решения Анкары о посылке военнослужащих в Ливию в очередной раз замаячила перспектива прямого военного столкновения России и Турции. Именно сейчас хорошо бы спросить, а чего, собственно говоря, Россия ищет в Ливии, влезая в длящуюся уже восемь лет кровавую неразбериху, где все воюют против всех (противостояние ПНС и ЛНА лишь вершина айсберга, ниже — локальные конфликты десятков местных "милиций" друг с другом за контроль над территориями). Вот интерес Турции, мечтающей о статусе "великой" региональной державы, к ливийскому урегулированию понятен. Понятно, почему ливийские дела так интересуют европейцев (в январе в Берлине предполагается конференция по урегулированию в этой стране): новая волна беженцев — наихудший кошмар европейских политиков.