"В основном нашем законе будет отдельное положение, что русский язык - это язык государствообразующего народа (а никакой не клоачный), что брак - это именно союз мужчины и женщины, что Россия существует не просто так, но как преемница СССР и ее территории неотчуждаемы, и что она при этом сохраняет память предков, "передавших нам веру в бога". И к этому идеологическому величию еще сбоку прикручено, что муниципальные служащие не могут быть иностранными агентами, чтобы и мышь не проскользнула в какой-нибудь орган.

То, что в начале было подано в качестве почти невинного тюнинга конституционного строя ко второй итерации превращается в политический макабр. Кажется, что в новой конституции решили процитировать все лучшее, что было в истории русского консерватизма, как то Домострой, речи Сергея Кургиняна к нации и постановления XV съезда КПСС.

Из таких ингредиентов получается химера, в которой наша преемственность с СССР закреплена лично богом, государство прямо ставит один язык и народ над другими, живущими в стране, и лезет каждому гражданину в штаны и в постель, чтобы убедиться: первичная ячейка общества создана конкретно мужчиной и женщиной. Все это будет наложено поверх второй главы действующей Конституции, где наоборот утверждается приоритет прав гражданина над интересами государства, а как этот казус интерпретировать, будет понятно только мудрецам Зорькина.

В поисках культурных аллюзий сложно выбрать между "Теллурией" и классической видеоигрой Red Alert с песней "Над землей везде будут петь: "Столица, водка, советский медведь наш!".